TrueView (trueview) wrote,
TrueView
trueview

Category:

...клюками подпръся о кони и скочи къ граду Кыеву...

Тъи (Всеслав) клюками подпръся о кони и скочи къ граду Кыеву, и дотчеся стружiем злата стола кiевского.

Первые издатели «Слова…» перевели данное «тёмное место» так: «Он, подпершись клюками сел на коней». Разумеется, такой перевод не сделал данный фрагмент более понятным, поскольку не проливал свет на загадочные клюки. Эти клюки породили множество догадок, предположений ещё в XIX веке. Так, например, Я. Пожарский полагал, что речь идёт о «воинском снаряде, оружии подобном стрикусам» [Пожарский, 1819, с. 77]. Свидетельств, подтверждающих существование таких снарядов, он не привёл.

Н. Грамматин считал, что «Всеслав был ранен, и без помощи костылей не мог сесть на лошадь» [Грамматин, 1823, с. 181]. Следует заметить, что Всеслав был князем, а не одиноким инвалидом, поэтому его могли посадить в седло и без механических приспособлений.

Д. Дубенский находил, что «клюками подпереться о кони» значит «ехать на повозке» [Дубенский, 1844, с. 188]. Надуманность подобной трактовки достаточно очевидна.

Вс. Миллер полагал, что слова «клюками подпёрся о кони! Следует переводить как «сжал коня бёдрами» [Миллер, 1877, с. 232—233]. Называть бёдра клюками у русских не принято, поэтому данная трактовка не могла найти понимания.

Н. Павлов (Бицын) видел в «клюках» шпоры [Бицын, 1874, с. 761—801], а Н. И. Маньковский — луки седла [Маньковский, 1915, с. 99—100]. В этой связи А. К. Югов писал: «Нет необходимости напоминать здесь о всех заведомых несуразностях, которые проистекали в прошлом из такого прямолинейного перевода слова клюками» [Югов, 1970, с. 242].

Ещё в девятнадцатом столетии Н. Головин предположил, что «слово ‛клюка’ значит здесь хитрость, с помощью которой Всеслав овладел киевским престолом» [Головин, 1846, с. 82—83]. В настоящее время трактовка клюк как «хитростей» получила широкое распространение:

Н. К. Гудзий: «Он, исхитрившись, сел на коня и подскочил к городу Киеву».

Д. С. Лихачёв и Л. А. Дмитриев: «Тот хитростью опёрся на коней и скакнул к городу Киеву».

С. Шервинский: «Он кознями на коня подпёрся с скакнул ко граду Киеву».

О. Щербинина: «Клюками — значит, лукавством, хитростью, ложным предлогом».

Следует заметить, что киевляне вовсе не давали повода рассматривать их в качестве доверчивых троянцев, которые не распознали хитрости с конём. Пытаясь конкретизировать эту хитрость, Д. С. Лихачёв придумал следующую версию: «В 1068 г. половцы разбили войско трёх братьев, сыновей Ярослава Мудрого — Изяслава, Всеволода и Святослава. Киевляне потребовали от Изяслава выдать им коней и оружие, чтобы взять дело обороны Киева в свои руки. Изяслав, боясь киевлян, отказался это сделать, тогда киевляне пошли к ‛порубу’ (к тюрьме), где сидел князь Всеслав Полоцкий, захваченный Ярославичами перед тем в 1069 г., и поставили его киевским князем. Очевидно, что Всеслав удовлетворил требование киевлян — выдал им коней и оружие. Он пришёл, следовательно, к власти хитростью, опершись на коней» [Лихачёв, 1950, с. 455—456]. Каким образом Всеслав смог снабдить киевлян конями и оружием остаётся загадкой. Следует заметить, что кони и оружие являются такого рода факторами, без которых княжескую власть сложно представить. Поскольку все князья опирались на коней и оружие, трудно понять в чём, собственно, заключалась хитрость Всеслава.

Уязвимость для критики доводов Д. С. Лихачёва побуждают исследователей искать новые объяснения или возвращаться к старым трактовкам «клюк». Так, например, Л. А. Булаховский отказывается воспринимать «клюки» как хитрость. По его мнению, более вероятно материальное толкование: ещё больной, опирающийся на костыли Всеслав «окони ся» — сел на коня и «скочи» — поскакал к Киеву [Булаховский, 1955, с. 52—53]. Попытки киевлян доверить оборону Киева в весьма ответственную минуту больному, опирающемуся на костыли князю весьма и весьма сомнительны, поэтому возврат к костылям не вдохновляет современных переводчиков и исследователей «Слова…».

Резко критиковал доводы Д. С. Лихачёва и А. К. Югов. Он утверждал, что «никакого ‛коня’ в этой строфе «Слова о полку Игореве» нет и не было, и никто не ‛скакал’ и не ‛отскакивал’. ‛Коня’ сочинили из глагола ‛оконити’» [Югов, 1970, с. 186]. Трактуя «окони» как «завершение», «окончание», А. К. Югов предлагает следующий перевод данного фрагмента «Слова…»: «На ворожбу опираясь, Всеслав добыл-таки града Киева» [Там же. С. 105]. Здесь можно возразить по поводу не только формы глагола «оконить», которая не встречается в других памятниках словестности. Приведённый перевод А. К. Югова является ярким примером того, как стремление трактователей «Слова…» к ясности порождает прямо противоположный результат: предельную мистификацию содержания «Слова…». Преуспевают в этом и те исследователи, которые всячески манифестируют своё стремление избавить «Слово…» от надуманных мифологем. Объяснить это можно только методологическими прегрешениями, а также предрассудками, которые глубоко укоренились в сознании трактователей «Слова…».

В русских былинах чаще всего защитникам Руси помогают калики перехожие, обеспечивая их первоклассным вооружением, возможностью перемещаться на большие расстояния. Именно дружественные Руси калики перехожие больше всего страдали от половцев, поэтому они могли помочь Всеславу и киевлянам обзавестись оружием и конями для борьбы с половецким нашествием. По этому поводу Б. А. Рыбаков, забывший на время про миф об исключительно паразитарном характере хазарского государства, и исключительной враждебности кочевников писал: «Всё сводится к тому, что ‛прославленный’ (‛провозглашённый’) князем Всеслав быстро отправился в Тмутаракань, где обогатился и табунами коней, и союзниками из числа тюрок-кочевников, вытесняемых в это время со своих пастбищ новоприбывшими половцами. Это, очевидно, и были печенеги, ольберы, шельбиры, которые помогли Святославу Черниговскому победить Шарукана» [Рыбаков, 1991, с. 45] [1].

Предложу новую версию. Не нужно ничего додумывать — проще надо жить!

Всеслав был обут в санадлии (к[а]люки) и ими вступил в стремя: «...клюками подпръся о кони и скочи къ граду Кыеву...».

М.Фасмер пишет: калига, ‛башмак, сандалия’, диал. ка́лигва – то же, сербск.-цслав. калигы (мн.) ‛πέδιλα, подошвы’, др.-русск. калига (Новгор. Кормч. 1280 г.; см. Срезн. I, 1181 и сл.) наряду с род. мн. калиговъ (Хож. игум. Дан. 128). Заимств. из ср.-греч. καλίγι(ον), καλίγα ‛башмак’, от лат. caliga ‛полусапожек’.

В.Даль: Калигвы, калиговки ж. мн. сев. твер. калиги вологодск. калики, калички влад. калижки тамб. ниж. (лат. calica?) башмаки, чапчуры, чакчуры, выступки, черевички, обутки; сандалии или поршни; обувь косцов, пастухов; обувь странников, лоскут кожи, затянутый по подъему ремнем; южн. обувь на покойников, обычно из холста...

Ка́лиги римлян — солдатская обувь, полусапоги, покрывавшие голени до половины. Она состояла из кожаных чулок и сандалий с ремнями. Толстая подошва сандалий была покрыта шипами. Переплеты ремней часто доходили до колен. Калиги были хорошо приспособлены для длительных переходов. У рядовых солдат это были простые полусапоги, покрывавшие голени до половины; у высших чинов они украшались серебряными или золотыми гвоздями. И, наконец, так назывались подвязные сандалии, в которые обувались западные странники, отправлявшиеся в Иерусалим. В этом последнем значении слово ка́лиги было известно в Древней Руси, и от него произошло словосочетание «кали́ки перехожие». Калиги — шёлковые чулки с золотой нитью, носимые епископами во время папской мессы.

Слово происходит от лат. călĭgae ‛сапоги, преим. солдатские’; caligaris ‛сапожный’, caligati ‛рядовые, простые солдаты’, caligatus ‛обутый в солдатские сапоги’, calcar ‛шпора’, др.-греч. καλικιοι ‛сапоги или обувь’ [Полибий]. Далее от calx ‛пята, пятка’. Ит. calcagno ‛пятка’, дат., норв. hæl, нид. hiel ‛пятка, каблук’, англ. heel ‛пятка, пята, задник (у обуви), шпора (у птиц)’ [Old English hēla; related to Old Norse hæll, Old Frisian hêl].

© TrueView

440px-Caliga_Qasr_Ibrim.jpg (440×426)

Оригинальная калига, найденная в Каср Ибриме

Tags: Слово
Subscribe

  • И как это объяснить?

    Россия — огромная страна и статистика в ней огромна... Статистика вакцинации от коронавируса в России! На сегодня (16.10.21): 50 469 772…

  • Катастрофа все ближе! Скоро миллион!

    Прошло 3-4 месяца и мой прогноз на основе инсоляционной гипотезы сбылся неделя в неделю, день в день. Но никто так и не прислушался.…

  • Пирог

    М. Фасмер: пирог От праслав., от кот. в числе прочего произошли: русск. пирог, укр. пирíг (род. п. -ога́), белор. пiро́г, чешск.,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • И как это объяснить?

    Россия — огромная страна и статистика в ней огромна... Статистика вакцинации от коронавируса в России! На сегодня (16.10.21): 50 469 772…

  • Катастрофа все ближе! Скоро миллион!

    Прошло 3-4 месяца и мой прогноз на основе инсоляционной гипотезы сбылся неделя в неделю, день в день. Но никто так и не прислушался.…

  • Пирог

    М. Фасмер: пирог От праслав., от кот. в числе прочего произошли: русск. пирог, укр. пирíг (род. п. -ога́), белор. пiро́г, чешск.,…