November 28th, 2012

Кирилл и мерзость амастридская

Солунские братья Кирилл (в миру Константин) и Мефодий — реформаторы славянской азбуки и создатели церковнославянского языка. Кирилл и Мефодий происходили из византийского города Фессалоники (Салоники, славянск. «Солунь»). Их отец по имени Лев, «хорошего рода и богатый», был друнгарием, то есть офицером, при стратиге (военном и гражданском губернаторе) фемы Фессалоники. В семье было семь сыновей, причём Михаил (Мефодий) — старший, а Константин (Кирилл) — младший из них.

Согласно наиболее распространенной версии, Кирилл и Мефодий были греческого происхождения. В XIX веке некоторые славянские ученые (М. П. Погодин, Г. Иречек) доказывали их славянское происхождение, основываясь на прекрасном владении ими славянским языком — обстоятельство, которое современные ученые считают недостаточным для суждения об этничности.

Фессалоники, в которых родились братья, были двуязычным городом. Кроме греческого языка, в них звучал славянский солунский диалект, на котором говорили окружающие Фессалоники племена: драгувиты, сагудиты, ваюниты, смоляне и который, по исследованиям современных лингвистов, и лег в основу языка переводов Кирилла и Мефодия, а с ними и всего церковнославянского языка. Константин был очень образованным для своего времени человеком. Ещё до поездки в Моравию он составил славянскую азбуку и начал переводить Евангелие на славянский язык.

В 860 году Константин направлен с миссионерскими целями ко двору хазарского кагана. Согласно житию, посольство было направлено в ответ на просьбу кагана, обещавшего, если его убедят, принять христианство. Во время пребывания в Корсуни Константин, готовясь к полемике, изучил еврейский язык, самаритянское письмо, а наряду с ними какое-то «русьское» письмо и язык. Диспут Константина с мусульманским имамом и еврейским раввином, состоявшийся в присутствии кагана, согласно «Житию» кончился победой Константина, однако каган веру не поменял. Арабские источники и «Письмо Иосифа» дают иную картину: победителем в диспуте был признан раввин, который стравил Константина с имамом и, выждав, когда они дискредитируют друг друга перед каганом во взаимном споре, затем доказал кагану преимущества иудейской веры.

В настоящее время среди историков преобладает, но не общепризнана точка зрения В. А. Истрина, согласно которой кириллица была создана на основе греческого алфавита учеником святых братьев Климентом Охридским (о чём имеется упоминание и в его Житии). Пользуясь созданной азбукой, братья выполнили перевод с греческого языка Священного Писания и ряда богослужебных книг.

Иногда утверждается о существовании славянской письменности до Кирилла и Мефодия, с опорой на отрывок из жития Кирилла, в котором говорится про книги, написанные «русскими письменами»:

«Жил же здесь некий самаритянин и, приходя к нему, спорил с ним. И принес книги самаритянские и показал ему. И попросив их у него, Философ затворился в храме и стал молиться. И получив разумение от Бога, начал читать книги без ошибки. Увидев это, вскричал самаритянин громким голосом и сказал: «Поистине те, кто в Христа веруют, быстро приемлют Дух Святой и благодать». Сын же его крестился тогда, а после того и сам он крестился.

И нашел Философ здесь Евангелие и Псалтырь, написанные русскими письменами, и человека нашел, говорящего той речью. И беседовал с ним и понял смысл языка, соотнося отличия гласных и согласных букв со своим языком. И вознося молитву к Богу, вскоре начал читать и говорить. И многие изумлялись тому, славя Бога» [1].

Однако из отрывка не следует, что упоминаемый там «русский язык» является славянским. Большинство исследователей считают, что во фрагменте говорится либо о Евангелии на готском языке (идея, впервые высказанная Шафариком), либо в рукописи содержится ошибка и вместо «русьскими» следует считать «сурьскими», то есть «сирийскими».

А теперь посмотрим, что нам речет «Велесова книга» о миссии Кирилла:

«Если б сколько-нибудь бить посмелее нам, так Греки наполовину станут такими, что не имеют силы той и все обабились, а у таковых мечи-то тонкие и со щитами легкими, и быстро такие выдыхаются и на землю кидаются тут по слабости своей. Потому как помощи от василевсов нет им, и на защиту свою самим вставать им. Тут Сурожь будет наша; иных, а будет наша, и никого мы ихних слушать не должны.

Говорят они, что установят нам свое письмо, чтобы его мы взяли и утратили свое. Вспомни-ка того-то ведь Илара, что хотел учить детей-то наших, а прятаться ему пришлось в домах тех, — будто мы того не знали; учился ж нашим письменам, и как Богам нашим требы-то устраивать.

И это говорю я вам же. Поприте вы тех Греков, как говорю, поскольку ясно это мне, и видел я Кия, нашего Отца, и он сказал мне, что мы с вами их уничтожаем, — и уничтожим Хорсунь и мерзость амастридскую, и будем мы с вами великой державой с князьями нашими и городами великими, и железом без числа, и будет несчетно потомков наших. А Греки уменьшатся в числе и будут на минулое свое дивиться и головами своими качать» (перевод Н.В.Слатина).

Колi бохом Кельще бiте осмелэ, тако Грьцiе пол уставе се за тоiе, яко не iмящуте сылу ту а соуть обабенще, а такве меча iмяi тенка а съ щiте легька, о бързо се она выще се i земе кыдаi ту о слабоще све. Бо нэсте iхма помоще од васiлiсех, а длжнева само стате на захiще све. Ту Суренже наше бодэ; iна, а бодэ наше, а нiква не iмяхом сленхащете iхва.

Жеще она, бо уставе на ны пысьмено све, абы яхом оно а тращехом све. Оспомынье ту бо ть тен Iларе, iжь хощяшеть уцете дэтэ наше, [а] должен ста ховате сен во домьэх овэх, а бяхом го не зна; уцлеща на нашь пысьма, а нашэм Бзэм правiте требiщья.

А то повьэх вамо жье. Попрщете сте та Гьрцева, яко вэх, бо сен iясэнь о то а вiдях Кi Оце нашье, а тон жексще мi, же i ньщехом сте она, а знiцехом ста Хорсынь а Омастрыдья мрзесщiну, а бодэхом ста велка дрьжявя со кнэже наше, граде велке, а несщтена желэзва, а бодэ несщтна потомiцьэ нашья. А Грьцiе созъмьнщуть сен а боудуть на мiноулосще сва дiвате се а покiвдьва глвама.

В «Велесовой книге» прямым текстом говорится о существовании письма более древнего, чем созданная Кириллом азбука. В указанном фрагменте упоминается человек по имени Илар, пожелавший учиться славянским письменам. Кем же он был? Полагаю, что так славяне называли Кирилла, а Илар — это иллириец. Кирилл был выходцем из Иллирии в соответствием с географическими представлениями той эпохи.

Во времена Поздней Античности Фессалоники были столицей римской провинции Македония и диоцеза Македония, а также резиденцией префекта Иллирийской префектуры. С потерей большинства балканских внутренних районов в результате славянского вторжения в VII веке власть префекта (по-гречески «епарх») была в значительной степени ограничена территорией города и его ближайших окрестностей. Епарх продолжал управлять Фессалониками до начала IX века, когда он был заменен стратигом, ставшим во главе новой фемы Фессалоники.

Преторианская префектура Иллирии — одна из четырёх преторианских префектур, на которые делилась поздняя Римская Империя. Её административным центром сначала был Сирмий (318—379), а затем (с 379-го года) Фессалоника. Префектура получила свое название от древней Иллирии, в момент наибольшего расширения включала в себя Паннонию, Норик, Крит и большую часть Балкан за исключением Фракии. Иллирия была образована позже остальных префектур, и, в отличие от остальных трех префектур, упомянутых в Notitia Dignitatum (Галлия, Италия-Африка и Восток), Иллирия учреждалась, упразднялась и делилась несколько раз.

Первоначально территории, образовавшие эту префектуру, относились к префектуре Италия, Иллирия и Африка, учрежденной в 337 году вследствие раздела Империи между сыновьями Константина Великого. По-видимому, впервые отдельная преторианская префектура, составленная из трех диоцезов (Македония, Дакия и Паннония) была выделена в 347 году Константином II. Она просуществовала до 361 года, когда была отменена Юлианом, затем снова существовала в 375—379 годах при императоре Грациане. После этого диоцезы Паннония и Иллирия снова вернулись в состав префектуры Италии, а Македония и Дакия управлялись напрямую из Фессалоники. В период 384—395 все четыре диоцеза вошли в состав префекутры Италии, за исключением краткого периода в 388—391, когда Македония и Дакия образовывали отдельную префектуру.

Только после смерти Феодосия в 395 году и окончательного разделения Империи на две части, префектура Иллирии оформилась окончательно, что и было зафиксировано в Notitia Dignitatum. С этого момента её столицей стала Фессалоника. Тем не менее, Западная империя, особенно при Стилихоне, продолжала предъявлять требования на диоцезы Иллирии вплоть до 437 года, когда Валентиниан III признал суверенитет Восточной империи над этой префектурой.

В том же фрагменте «Велесовой книги» вызывает непонимание выражение «мерзость амастридская». Чем же так неприятна автору книги пафлагонская Амастрида?

В «Житии св. Георгия Амастридского» содержится единственное упоминание о набеге русов на Пафлагонию. Дата набега в житие не указана и оценивается разными исследователями в широких пределах: от конца VIII века до 941 г. Наиболее вероятные даты: начало 830-х годов, либо 860-й. В сюжете описывается нападение Русов на византийский город Амастриду, расположенный на южном побережье Чёрного моря:

«…Было нашествие варваров, росов — народа, как все знают, в высшей степени дикого и грубого, не носящего в себе никаких следов человеколюбия. Зверские нравами, бесчеловечные делами, обнаруживая свою кровожадность уже одним своим видом, ни в чём другом, что свойственно людям, не находя такого удовольствия, как в смертоубийстве, они — этот губительный и на деле, и по имени народ, — начав разорение от Пропонтиды и посетив прочее побережье, достигнул наконец и до отечества святого (св. Георгия), посекая нещадно всякий пол и всякий возраст, не жалея старцев, не оставляя без внимания младенцев, но противу всех одинаково вооружая смертоубийственную руку и спеша везде пронести гибель, сколько на это у них было силы. Храмы ниспровергаются, святыни оскверняются: на месте их [нечестивые] алтари, беззаконные возлияния и жертвы, то древнее таврическое избиение иностранцев, у них сохраняющее силу. Убийство девиц, мужей и жен; и не было никого помогающего, никого, готового противостоять…»

Согласно «Житию Георгия Амастридского», в церкви Амастриды русы попытались вскрыть гроб св. Георгия в поисках сокровищ, но это не удалось сделать, у них отнялись руки. Когда по совету местного пленника русы почтили христианского Бога, руки обрели подвижность. Тогда поражённый чудом предводитель русов отпустил пленников и удалился с войском.

По мнению лингвистов, «Велесова книга» является фальсификатом. Автор «подделки», как мы теперь понимаем, должен был обладать незаурядными энциклопедическими знаниями, чтобы создать вставки об Иларе и Амастриде.

Миролюбов так описывает находку дощечек «Велесовой книги»: «Изенбек нашел их в разграбленной усадьбе не то князей Задонских, не то Донских или Донцовых, не помню, так как сам Изенбек точно не знал их имени. Это было на Курском или Орловском направлении. Хозяева были перебиты красными бандитами, их многочисленная библиотека разграблена, изорвана, и на полу валялись разбросанные дощьки, по которым ходили невежественные солдаты и красногвардейцы до прихода батареи Изенбека.»

В древности северяне жили к северу, а поляне — к западу от территории современных Курской и Орловской областей с примыкающими к ним Сумской, Белгородской, Полтавской, Харьковской областями. В основном в «Велесовой книге» описаны события именно в этом регионе.

Таким образом, «Велесова книга» была найдена там же, где и написана.

© TrueView

Амвон Алексеева

В 2004 году в санкт-петербургском филиале издательства «Наука» вышла книга под названием «Что думают ученые о ‛Велесовой книге’» [1] под общей редакцией известного лингвиста О. В. Творогова. Составителем данного труда являлся его сотрудник А. А. Алексеев. В книге была опубликована его статья, в которой он выдвинул некоторые идеи в защиту версии о фальсификации «Велесовой книги». Процитирую два абзаца из поучительной отповеди А. И. Асову, осуществившему один из переводов «Велесовой книги»:

В своих «правилах» А. И. Асов, впрочем, назвал вовсе не все замены, какие он произвел в тексте. Так, он старается систематически устранить еще один полонизм ВК, который с полной очевидностью выдает фальсификацию, а именно «ш» или «ж» на месте мягкого «р». Таким образом, прежнее пшебенде стало пребѫде (Книга, 14) и т. п. Наконец, знаменитую фразу «Муж прав ыходяй до мове несть» издатель, чтобы за­щитить религиозную возвышенность ВК, ничтоже сумняся из­менил на «Муж прав ходяй до омовенець» (Книга, 112) с пере­водом «Муж Правый восходил на амъвеницу». Оказалось, что тут скрыта квинтэссенция науки Старого Буса о том, как идти «Путем Прави», а произнесена она между 265 и 368 гг. «Амъвеница» же, или «омовеница», происходит от греч. ам­вон и обозначает «возвышенное место в храме, с коего произ­носят проповеди. Это слово не только греческое, но и славян­ское по происхождению (от «мовь», что значит «речь»)» (Кни­га, 390).

«Палеография, историческая лингвистика, этимология, грам­матика относятся к числу точных наук, они опираются на фак­ты, на документы, на фонетические законы. Слово 'άμβων за­свидетельствовано впервые в греческой письменности в 347 г. в Деяниях Лаодикийского собора, оно не могло быть извест­но славянским язычникам до проникновения к ним христиан­ства и соответственно устроенных церквей. Греческое слово, обозначающее возвышение, образовано от глагола 'αναβαίνω «восходить». Слав, мовь могло бы быть поздней диалектной формой от молва, но оно, как кажется, не отмечено в диалек­тах, и уж, конечно, оно не могло быть основой словообразова­ния в III—IV вв., когда славянское слово звучало mluva или mulva и, следовательно, не было условий для выпадения звука; это произошло только после падения редуцированных в XII—XIII вв. Издатель, который произвольно или в угоду своей концепции меняет чтение древнего текста, совершает подлог, фальсификацию. Единственным утешением может быть то, что в данном случае фальсификации подвергается фальсификат». [2]

В данном контексте меня не интересует околонаучная словесная перебранка А. А. Алексеева и его оппонента А. И. Асова, позже опубликовавшего ответ на книгу оппонентов. Остановлюсь на высказывании А. А. Алекссева, что «слово 'άμβων за­свидетельствовано впервые в греческой письменности в 347 г. в Деяниях Лаодикийского собора, оно не могло быть извест­но славянским язычникам до проникновения к ним христиан­ства и соответственно устроенных церквей».

В последнее время я стал действовать по принципу: доверяй, но проверяй. Дай, думаю, посмотрю словарь Дворецкого. На успех не надеялся. Каково же было мое удивление, когда я обнаружил словарную статью на слово άμβων:

ἄμβων -ωνος ὁ выступ, возвышение Aesch., Plut.

Слово зафиксировано в трудах Эсхила и Плутарха. Эсхил жил в VI веке до н.э., а Плутарх — в I веке нашей эры.

Ошибка Алексеева составила 800 лет. Меткий выстрел. Теперь я понимаю, какую реальную «ценность» представляют доводы и умозаключения составителей сборника. Мне понадобилось всего пять минут, чтобы открыть словарь и набросать план данного сюжета. Лингвист, не обладающий навыками пользования словарем и аккуратностью ученого, вряд ли способен родить содержательную мысль. По иронии судьбы А. А. Алексеев занимался составлением многотомного «Словаря русского языка XVIII века» и анализом переводов Библии в Древней Руси.

Ab altero expectes, alteri quod feceris.

-----------------------------
Эсхил (др.-греч. Αἰσχύλος, 525 до н. э. — 456 до н. э.) — древнегреческий драматург, отец европейской трагедии.
Плутарх из Херонеи (др.-греч. Πλούταρχος, ок. 45 — ок. 127) — древнегреческий философ, биограф, моралист.
Готское maþljan — «говорить».

© TrueView