TrueView (trueview) wrote,
TrueView
trueview

Category:

Роксоланы-Бораны-Берендеи и Егунцы

Бораны (ворады) — варварский народ, проживающий в III веке в Приазовье и на северных берегах Чёрного моря. Получили известность в связи с морскими набегами на римские владения в годы Скифской войны. Бораны известны по упоминанию только в 2 источниках: 4 раза в «Новой истории» Зосимы (кн. 1) и два раза как ворады в «Каноническом послании» Григория Чудотворца. В обоих источниках речь идёт о морских набегах боранов совместно с готами в 250—260-х годах на римские владения в Малой Азии (см. статью Скифская война III века).


Григорий Чудотворец, современник и очевидец разрушительных набегов варваров на провинцию Понт, везде именует их варвары, но в одном предложении идентифицировал их: «Таким образом, поелику ворады и готфы поступали с ними вражески, то они для других соделались ворадами и готфами.»

Зосима упомянул в 1-й раз боранов в списке племён (готы, бораны, уругунды (бургунды) и карпы), которые грабили придунайскую провинцию Европа (примыкает к Чёрному морю) при императоре Галле (251—253 гг.). Второй раз Зосима назвал боранов, сообщая о проживании вышеупомянутых племён на Истре (Дунае). Затем Зосима описал морской набег при императоре Валериане около 256 года, в котором участвовали одни только бораны. Они заставили жителей Боспора перевезти их на кораблях вдоль восточного побережья Чёрного моря к Питиунту (совр. Пицунда), где были разбиты и едва вырвались на захваченных у местных жителей судах. В более удачном повторном набеге «скифы» (как обычно называет боранов Зосима) разграбили Питиунт и Трапезунт (Трабзон в совр. Турции). Далее Зосима не употребляет этнонима бораны.

Этническая принадлежность боранов вызывает споры. Исследователи относили их к приазовским сармато-аланским племенам, восточным германцам и даже праславянам. Восточногерманская версия поддерживается главным образом упоминанием боранов совместно с готами. Бораны могли быть одним из германских племён, которые наряду с готами, герулами и гепидами появились в Причерноморском регионе в начале III века, однако из-за отсутствия данных утверждение остаётся этнографической гипотезой. Сармато-аланская версия имеет чисто географический характер, так как если предположить, что бораны не пришли с готами в Причерноморье из Германии, то местные варварские племена в регионе в эту эпоху представляли собой преимущественно сарматов.

А теперь откроем «Велесову книгу» (ВК) и посмотрим текст с описанием готско-славянской войны. По ходу дела в тексте появляются Бораны-Берендеи:

Дощечка 6б.

Се б то по сты два денсенте ляты бране Годе напiраема задэ [бяща] Егунштi а Бренде [а] шедша до полуноце мезе Ра рiека а Дiвуна. А тамо то препадне Iерманрех, а Гуларех вед ю на нове земле. Се бо Егунштi со Брендема а говiяды свае се ста на тоi краiе. Тамо бя многа комонева а говяда, трава злащна а вода жiва. Ту бо Гуларек прiвед нова сыла све а одразi вше Егунште же заглаве многа, а теце на ны. Ту бо родiцеве соубра се на комонiях а врзеще са на нь. Зура сэще бяшетi тамо трiе десенте ден. а Русы поустша Годе де зем сва яко тоа обетова бытi з ны.

Тежце времены наста. Налезе на ны Ромове од Данае, Грьцi о поленде а Годе о полноце а полдене. Та бо то велка зла не дэляше, а Ромове бяшетi во грдлэх Данаiстех на ны взгрдща, а тако ждех.. Та то боря бяшетi намо велiце трвава а нiце же угодна Бзем а людiем.

Се бо то не iмяхом iна прiбезенце, яко Она а обiрахом кнезе од вутце. Тоi бо бяште од овсене до [о]всене, коема же платхом дане о полюдя, а страшаще ся водяхком стады стады сва а робiхом земе, жiтва наша. I я тако бяхом ста а пендесента ляты творiща прю велку всеяко ден о Егунште а о Годе, а нiщо о Беренде. Те бо ста iмаi кнеза Саху, а тоi премоудра мiра глядах од Русы а бя наше друг. Бренда ходяi потiху. Се бо Егуншты соуте ворове, а боря с нiма ба теншка. Та бо тверга се ста ляты, а Егунштi остасеша ся на гдьстэi земе…

Вот после ста двадцати лет битвы, потому как Готов подпирали сзади Егунцы и Бренды, они пошли на полночь между Ра рекой и Двиной. Там-то пропал Германрех, и Гуларех повел их на новые земли. Вот Егунцы с Брендами и говядами своими и остались в тех краях. Было там много коней и говяд, трава обильная и вода живая. А тут Гуларех привел новые силы свои и отразил Егунцов во главе многих, и пошел на нас. А тут родичи собрались на конях и бросились на них. Суровая сеча была там тридцать дней. И Русы пропустили Готов в землю свою, потому как те обещали быть с нами. Тяжские времена настали. Напали на нас Ромеи с Дуная, Греки с полудня и Готы с полночи и полудня. Те-то ведь большого зла не делали, а Ромеи, будучи в городах дунайских, на нас возгордились, и так мы ждали...Та-то война была у нас весьма длительной и никак не угодной ни Богам, ни людям. И так не было у нас иного прибежища, как Они, и выбирали мы князей из вождей. Они же были от Овсеня до Овсеня, им же платили мы дань от полюдья и, страшась, водили стада свои и обрабатывали землю, жито наше. И так жили мы с вами и пятьдесят лет творили битву великую всякий день с Егунцами и Готами, но не с Берендами. У них же был князь Саха, и он премудро мира искал от Русов и был наш друг. Бренды ходили потиху. Это ведь Егунцы суть воры, и борьба с ними была тяжкой. Она ведь длилась лет сто, и Егунцы остались на готской земле.

В тексте этноним берендеи имеет две формы: Бренды и Беренды. Первая форма встречается чаще. Бренды-Беренды может быть готским названием. Посмотрим в германских языках:




brand (n.)


O.E. brand, brond "fire, flame; firebrand, piece of burning wood, torch," and (poetic) "sword," from P.Gmc. *brandaz (cf. O.N. brandr, O.H.G. brant, O.Fris. brond "firebrand, blade of a sword," Ger. brand "fire"), from root *bran-/*bren- (see burn). Meaning of "identifying mark made by a hot iron" (1550s) broadened by 1827 to "a particular make of goods." Brand name is from 1922.


Из словарной статьи Харпера следует, что Бренды-Беренды «огненные». Кочевья боранов находились в Приазовье и на северных берегах Чёрного моря, где до них кочевали Роксоланы.

Роксоланы (лат. Roxolani) — одно из сарматских племен, объединившее эти племена в сильный военно-политический союз с центром в Северном Приазовье. В конце II в. до н.э. роксоланы воевали вместе со скифами против понтийского полководца Диофанта; во II-III вв. н.э. вели войны с Римом, после чего император Адриан вынужден был выплачивать им ежегодную дань. Покорены гуннами. В. И. Абаев выдвинул предположение, что этноним «роксоланы» исходит от иранского roxs-alan, имеющий перевод как «светлые аланы», где roxs от древнеиранского rauxšna «светлый», а alan от aryana «арийский, ариец». Данную этимологию поддерживали некоторые специалисты (в том числе, М. Фасмер, В. Н. Топоров). О. Н. Трубачев возражал против такой связи и предлагал свою. Согласно ей данный этноним напоминает древнеиндийское ruksą- с близким значением.

Первой фиксацией роксолан в письменных источниках является труд «География» греческого писателя Страбона. Местоположение роксолан писатель фиксирует во II—I вв. до н. э. между Борисфеном (Днепром) и Танаисом (Доном). На юге роксоланы граничили с Меотийским озером (Азовским морем). На севере от них была земля, необитаемая из-за холода. В ходе участия в войне против понтийского правителя Митридата VI Евпатора, о чём сообщает Страбон, роксоланы продвинулись на юг, ближе к Меотийскому озеру. Птолемей и Аммиан Марцеллин их располагают на всём побережье Меотиды вместе с языгами. Роксоланы постепенно во II в. перемещаются на запад, поближе к Дунайским землям (Дион Кассий). Готский историк Иордан, последний автор упоминающий роксолан, их локализует восточнее от Дакии.

Но, видимо, не все роксоланы двинулись на запад — часть из них осталась кочевать на тех же местах и была подчинена гуннами. Готы могли перевести этноним роксоланы на свой язык или заимствовать из латыни. Так возникли Бренды-Берендеи («огненные»). В латинском языке Pyroēntis «огненный» (из греч.) — Пироэнт — планета Марс; один из коней солнечной колесницы. Марс — красная планета. Шумерское bar [bar7 to burn; to fire (pottery)] — ‘гореть, пылать, светить, сверкать’; англ. bright — ‘яркий; блестящий; светящийся’; готск. brinnan — ‘гореть’, baírhts — ‘светлый, ясный’.

Др. русск. береньдѣи, береньдичи — племя, жившее и кочевавшее в южнорусских степях (XI—XIII вв.); в 1097 г. заключили союз с печенегами, в 1105 г. потерпели поражение от половцев и с 1146 г. (в составе чёрных клобуков) стали данниками (вассалами) русских князей. Название в летописях исчезает к XIII в. С конца XI века берендеи с согласия киевских князей осели на Киевщине (преимущественно в Поросье, вдоль реки Роси) с обязанностью принимать участие в походах киевских князей. Берендеи отличались от других наёмников и русских федератов большей жестокостью по отношению к половцам, что указывает на возможную их месть за утрату былых кочевий из-за половцев, которые скорее всего захватили их земли, как это не раз встречалось в истории южнорусских степей. Во вражде черных клобуков с половцами берендеи проявили себя больше торков — эта вражда, продлившаяся несколько веков и проявившаяся в большом количестве взаимных набегов, нашла отражение в летописях и во множестве фольклорных произведений. В XIII веке, во время монголо-татарского нашествия, берендеи частично ассимилировались с Золотой Ордой, частично ушли в Болгарию.

Часть берендеев в XII веке переселилась из Киевского княжества во Владимирское, в район между Москвой и Переславлем-Залесским, названным в честь Переяслава. Берендеи состояли на службе у владимирских князей Андрея Боголюбского, Юрия Долгорукого и других. Именно от них пошло название Берендеева болота и посёлка Берендеево.

Попытки найти в первоисточниках племена иегунов, которые в ВК проходят под разными именами ягов, егунов, егуньшты, иегуншти к успеху не привели. Переводчики ВК отождествляют егунцов с гуннами. Действительно, егунцы — это греческая калька этнонима гунну в понимании славянских скальдов:

Егунштi ~ егунцы (гунну) < греч. εὐγενής ‘благородный, знатный’; кит. 贵 [guì] ‘важный; знатный; благородный’, 光 [guāng] — ‘свет; излучение; блеск; сияние; слава; блеск; славный’.

Хунну (монг. хүннү, кит. 匈奴 сюнну) — древний кочевой народ, с 220 года до н. э. по II век н. э. населявший степи к северу от Китая. Для защиты от их набегов Цинь Шихуаньди построил Великую китайскую стену. Хунну вели активные войны с китайской империей Хань, в ходе которых консолидировались в единую державу, подчинившую племена соседних кочевников. Позже в результате войн с Китаем и племенами сяньби, а также междоусобиц и проникновения китайской культуры Хуннская держава распалась. Согласно широко распространённому мнению, часть хунну дошла до Европы и, смешавшись с уграми, дала начало новому народу, который в Европе известен под названием гунны. Многие хунну смешались с северными китайцами, а другие с сяньби.

Кит. 匈奴 сюнну = 匈 [xiōng] ‘Венгрия’, 凶 [xiōng] ‘несчастье; свирепый; жестокий; злой’, 胸 [xiōng] ‘грудь; сердце; душа’ + 奴 [nú] ‘раб; рабский; поработить’; 心 [xīn] ‘сердце; душа; центр; середина’; 魂 [hún] ‘душа; дух’; 熊 [xióng] ‘медведь’, 雄 [xióng] ‘cамец; сильный; могучий’.

Сюнну известны нам исключительно под китайским именем, так как сами письменности не имели. Китайские иероглифы сюн-ну можно перевести как ‘злой невольник’. Китайская традиция возводит происхождение хуннов (синоним выражения ‘сюнну’) к сыну последнего императора Ся Цзе-куя Шун Вэю. Согласно легенде, Шун Вэй после падения династии с семьей и поддаными бежал на север в степь, где его потомки смешались с племенами хяньюй и хуньюй. Современные исследователи возводят происхождение сюнну к жунам или же к племенам ху (胡 [hú] ‘глупый, безрассудный; Ху (название северных племён); не китайский; борода; усы’. У китайцев очень плохо растут борода и усы). Первое достоверное упоминание о сюнну относится к 822 г. до н.э., когда орды кочевников совершили набег на Чжоу и даже захватили столицу [1].

Типичным представителем гуннского народа был Аттила. Его так описал Иордан: «По внешнему виду Аттила был низкорослый с широкой грудью, с крупной головой и маленькими глазками, с редкой бородой, тронутой сединой, с приплюснутым носом, с отвратительным цветом (кожи), он проявлял все признаки своего происхождения». Готы предполагали, что гунны родились от связи ведьм и нечистых духов. Кит. 秽 [huì]  — ‘грязный; гнусный; отвратительный’, 混 ‘[hún] мутный; грязный; [hùn] смешивать(ся)’, 魂 [hún] ‘душа; дух’, 女 [nǚ] ‘женщина’; 悍妇 [hànfù] — ‘ведьма (悍 [hàn] ‘злодейский; злой’+ 妇 [fù] ‘(замужняя) женщина’); *凶女[xiōngnǚ] — ‘ведьма’ (凶 [xiōng] ‘злой’ + 女 [nǚ] ‘женщина’); греч. γυνή ‘женщина’.

Кони занимали в жизни гуннов особое место. Более всего, писал Аммиан Марцеллин, они ухаживают за конями. Молодежь с детства, прикипев к лошадям, считала позором ходить пешком, «…но зато, как бы приросшие к своим выносливым, но безобразным на вид лошадёнкам и иногда сидя на них по-женски, они исполняют все свои обычные дела; на них каждый из этого племени ночует и днюет… ест и пьёт и, пригнувшись к узкой шее своей скотины, погружается в глубокий чуткий сон…»

© TrueView


Tags: Велесова Книга, Русь, Слово, сарматы, скифы, славяне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments