TrueView (trueview) wrote,
TrueView
trueview

Categories:

Люди, лютичи, лужане, невры.

Фасмер: люди
Происходит от праслав. формы, от которой в числе прочего произошли: церк.-слав. людъ, укр., белор. люд, словенск. ljûd, др.-чешск. ľud, чешск. lid, польск. lud, далее отсюда др.-русск., ст.-слав. людиѥ мн. (λαός, ὄχλος; Супр.), русск. лю́ди мн., укр. лю́ди, болг. лю́де, сербохорв. љу̑ди, словенск. ljudjȇ, чешск. lidé, др.-чешск. ľudiе, словацк. ľudiа, польск. ludzie, в.-луж. ludźo, н.-луж. luźe, полабск. ľäudé, далее др.-русск., ст.-слав. людинъ «свободный человек», укр. люди́на «человек», др.-русск. люжанинъ λαϊκός. Родственно лит. liáudis «народ», латышск. l̨àudis «люди», лит. liaudžià ж. «домочадцы», др.-в.-нем. liut «народ», ср.-в.-нем. liute, бургундск. leudis «свободный муж (человек)», а также греч. ἐλεύθερος «свободный (человек)», лат. līber – то же, līberī «дети», пелигн. loufir «liber», далее др.-инд. rṓdhati «растет», готск. liudan «расти» (ср. род, наро́д).

Ст.-слав. людинъ «свободный человек», укр. людина «человек»... шумерское luduna [lu2-dun-a "ward, dependent" Akk. amēl qatāti]  «зависимый, подвластный, подневольный, подчинённый» = lu  «человек» + dun [dun; DUB2 "to lay (the warp)" Akk. dêpu; kamādu; šatû]  «класть».

Лютичи, лужане — н.-луж. luźe, полабск. ľäudé «свободный человек», др.-в.-нем. liut «народ».

Невры Геродота — «народ». Наиболее древнее упоминание об оборотнях среди славян оставил для нас Геродот. В его времена (V в. до н.э.) в верховьях Днестра и Буга жило племя невров. Геродот приводит интереснейший текст, который занимал умы многих исследователей: «Эти люди, по-видимому, колдуны. Скифы и живущие среди них эллины, по крайней мере, утверждают, что каждый невр ежегодно на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик». В аккадском языке rusû — «привидение; колдовство, чары, чародейство».

Греч. νεῦρον — «сухожилие; (сделанные из сухожилий) нить, шнур; сила, крепость, мощь». Сплетены крепкими жилами — НАРОД

Сила и Слава.

Первое упоминание о славянах Прокопием Кессарийским: 

Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. Равным образом и во всем остальном, можно сказать, у обоих этих вышеназванных варварских племен вся жизнь и узаконения одинаковы. Они считают, что один только бог, творец молний, является владыкой над всем. и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью, пли на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещания. если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу и, избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой этой жертвы. Они почитают и реки, и нимф, и всяких других демонов, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания. Живут они в жалких хижинах, на большом расстоянии друг от друга, и все они по большей части меняют места жительства. Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцырей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек (хитонов), ни плащей, а одни только штаны, доходящие до половых органов, и в таком виде идут на сражение с врагами. У тех и других один и тот же язык, довольно варварский, и по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них не очень белый или золотистый и не совсем черный, но все же они темно-красные. Образ жизни у них, как и у массагетов, грубый, безо всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие люди и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же. В древности оба эти племени называли спорами («рассеянными»), думаю потому, что они жили, занимая страну «спораден», рассеянно, отдельными поселками. Поэтому-то им и земли приходится занимать много. Они живут на большой части берега Истра, по ту сторону реки. Считаю достаточным сказанное об этом народе.

Богатыри-Агафирсы (ἀγαθός «хороший, отличный; добрый, благой; доблестный, храбрый; благородный, знатный»).

Лоуланьской красавицей прозвали одну из древнейших таримских мумий. Она принадлежит молодой женщине европеоидной расы (высокий рост 180 см и пряди русых волос) и найдена в 1980 в окрестностях Лоуланя. Примерный возраст 3800 лет. Мумия хранится в музее Синьцзян-Уйгурского автономного района в городе Урумчи.

Китайские ученые провели новые генетические исследования Таримских мумий, о которых до сих пор практически ничего не известно. Возможно, этот таинственный народ пришел в Китай из Европы и Сибири. В центре пустыни, расположенной на севере Тибета, археологи в начале XX века нашли удивительное кладбище. Люди, захороненные там, умерли около 4000 лет назад, но благодаря сухому климату их тела сохранились до сих пор. Этот давным-давно исчезнувший народ даже не имеет своего названия. Историками до сих пор не определены ни его происхождение, ни принадлежность к каким-либо известным этническим группам.

Кладбище находится в северо-западной части современного Китая, на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района. Некрополь, условно названный Малым речным кладбищем № 5 (Small River Cemetery No. 5), расположен недалеко от высохшего русла реки в Таримском бассейне (или впадине), окруженном неприступными горными цепями. Большую часть этой впадины занимает пустыня Такла-Макан. Во времена существования Шелкового пути путники старались обойти этот неприветливый район вдоль северных или южных границ пустыни. Впервые о находках мумий археологи начали сообщать еще в начале XX века. Малое речное кладбище № 5 было вновь открыто в 1934 году шведским археологом Фольке Бергманом, а затем о нем забыли на 66 лет. Затем некрополь вновь обнаружили китайские археологи, которые проводили здесь раскопки в 2003−2005 годах. Обнаруженные ими мумии оказались древнейшей находкой в Таримской впадине. Радиоуглеродный анализ, проведенный специалистами из Пекинского университета, показал, что древнейшие останки насчитывают 3980 лет.

Когда китайские археологи дошли до пятого слоя захоронений, то обнаружили около 200 столбов, высота которых достигала 4 метров. Они были покрыты черно-красными рисунками и напоминали весла огромного корабля. Под каждым таким столбом находились лодки, перевернутые вверх дном и покрытые воловьими шкурами. А под каждой лодкой лежали останки людей, на которых сохранилась даже одежда, в которой люди были похоронены. У них, например, были шляпы, украшенные перьями и удивительно напоминающие головные уборы жителей горных областей Тироля. Сохранились и шерстяные плащи с кисточками, и кожаная обувь. Кроме того, под каждой лодкой лежал погребальный инвентарь, в том числе плетеные корзины, искусно вырезанные маски и пучки хвойника, растения, которое использовалось либо в ритуальных, либо в медицинских целях. Рядом с некрополем исследователи не смогли найти никакого поселения. Возможно, люди жили довольно далеко от своего кладбища и приплывали сюда откуда-то на лодках по еще существовавшей в древности реке.

Язык, на котором говорили эти люди, ученым неизвестен. Однако, по предположениям исследователей, они могли говорить на каком-либо тохарском языке (группа индоевропейских мертвых языков). Во всяком случае, археологи находили в Таримской впадине рукописи, написанные на тохарских языках, однако датированные более поздним периодом — 500−900 годами. Примерно 200 мумий с этого кладбища имеют черты европеоидной расы. В 2007 году генетический анализ останков некоторых хорошо сохранившихся мумий провел Ли Цзинь (Li Jin), генетик из Фуданьского университета. Он обнаружил в ДНК мумий маркеры, указывающие на их происхождение из Восточной или даже, возможно, из Южной Азии. Но недавно китайские исследователи во главе с доктором Хуэй Чжоу (Hui Zhou) из Цзилиньского университета в Чанчуне провели новый генетический анализ Таримских мумий и пришли к выводу, что у этих людей было смешанное происхождение: исследователи обнаружили европейские и сибирские генетические маркеры. У всех мужчин, останки которых были проанализированы, специалисты нашли Y-хромосомы, сегодня характерные для жителей Восточной Европы, Центральной Азии и Сибири, однако весьма редки в Китае. Митохондриальные ДНК, которые передаются по женской линии, также указывают на Сибирь и Европу. Так как обнаруженные Y-хромосомы и митохондриальные ДНК имеют древнее происхождение, доктор Чжоу пришел к выводу, что жители Европы и Сибири породнилось, прежде чем прийти в Таримский бассейн около 4000 лет назад.

Весь указанный маршрут распространения «индоевропейцев» подтверждается распространением носителей генетической гаплогруппы R1a1, которая в научной прессе названа «арийской» (славяне, пуштуны, таджики...).  Генетический анализ показал, что древние обитатели Таримской впадины были европеоидами. Все семь мужчин из самого древнего слоя кладбища (ок. 2000 г. до н.э.), из чьих останков удалось извлечь пригодный для анализа материал, оказались принадлежащими к мужской гаплогруппе R1a1a. Как известно, в курганах афанасьевцев, андроновцев и тагарцев учёные также обнаружили в основном останки носителей R1a. Необходимо отметить, что у современных уйгуров-хотонов, живущих в Монголии, из 40 протестированных у 33 обнаружена гаплогруппа R1a1 ( 82,5%).

Арабский путешественник и писатель Ибн-Фад-лан, совершивший путешествие в 921-922 годах в страну волжско-камских болгар, так описывает похороны богатого русса: «Мне сказывали, что руссы со своими начальными людьми делают по их смерти такие вещи, из которых малейшая есть сожжение. Я очень желал присутствовать при этом и вот узнал, что один знатный человек у них умер. Они положили его в могилу в том платье, в котором он умер, поставили с ним рядом пьяный напиток, положили плоды и балалайку. Могилу накрыли крышкой, засыпали землей, и она так оставалась в течение десяти дней, пока кроили и шили одежду покойнику. Это только для богатых делают так, а бедных просто сажают в небольшое судно (лодку) и сжигают. У богатого собирают все его имущество и делят его на три части: одну дают семье, на другую изготовляют платье, а на третью долю покупают пьяный напиток, который будут пить в тот день, когда одна из девушек согласится убить себя и будет сожжена со своим хозяином». А согласившаяся на смерть девушка «пила каждый день вино, веселилась и радовалась. И вот наступил день сожжения, уже сооружено судно для умершего. Оно было укреплено четырьмя деревянными подпорами, а вокруг него расставлены были высокие деревянные кумиры (идолы). Вокруг ходили, говорили и пели люди. Затем принесли скамью (ложе) и поставили ее в лодке. После этого пришла старая женщина (жрица смерти). Она накрыла скамью коврами, а по ним — греческой золотой тканью, и положила подушки из такой же ткани. Когда постель была изготовлена, руссы пошли за покойником к его могиле, раскрыли крышку, вынули мертвеца, как он был, со всеми предметами, которые были при нем. надели ему на голову шапку из золотой ткани с соболевой опушкой; понесли его в палатку, которая была устроена в лодке, посадили на постель и обложили его подушками. Затем принесли пьяный напиток, плоды, благовонные растения и положили к нему, принесли также хлеб, мясо, лук и положили перед ним; принесли собаку, рассекли ее на две части и положили сбоку его». За собакой последовали две разрубленные лошади, петух, курица. «На другой день, между полуднем и закатом солнца, руссы повели девушку к чему-то, сделанному наподобие навеса или выступа у дверей. Она стала на ладони мужчин и, поднятая ими, посмотрела на этот навес, сказала что-то на своем языке и была спущена. Она сказала: «Вот вижу отца моего и мать мою». Затем ее подняли во второй раз. Она сделала то же самое и сказала: «Вот вижу всех родителей, умерших родственников, сидят». Подняли ее в третий раз, и она сказала: «Вот вижу моего господина, сидит в саду, а сад прекрасен, зелен; с ним сидит его дружина и отроки. Он зовет меня. Ведите меня к нему». Ее повели к лодке. Она сняла свои запястья с рук и надела их старой женщине; сняла обручи-кольца со своих ног и отдала двум девушкам, которые ей прислуживали. Потом ее подняли на лодку, но не ввели в палатку, где лежал мертвец. Пришли мужчины со щитами и палками и подали ей кружку с пьяным напитком. Она взяла ее, спела над нею песню и выпила ее. Это она прощалась со своими подругами. После этого ей подали другую кружку, она взяла и запела длинную песню. Старуха торопила ее выпивать кружку скорее и идти в палатку, где ее господин. Я видел ее в нерешимости, она изменилась. Неизвестно, желала ли она войти в палатку. Мужчины начали стучать по щитам палицами — для того, вероятно, чтобы не слышно было ее криков, чтобы это не устрашило других девушек, готовых также умереть со своими господинами. В палатку вошли шесть человек и простерли девушку обок с ее господином; двое схватили ее за ноги и двое — за руки, старуха обвила ей вокруг шеи веревку. После этого под лодку подложили дров, ближайший родственник покойного, взяв кусок дерева, зажег его и, держа в руке, пошел к лодке. Он первый зажег костер, за ним стали подходить остальные люди с лучинами и дровами, каждый бросал в костер зажженную лучину и дрова. Вскоре огонь охватил дрова, затем — лодку, потом — палатку с мертвыми и со всем в ней находящимся. При этом подул сильный ветер, пламя усилилось. Один из руссов проговорил: «Бог любит покойника: послал сильный ветер, и огонь унес его в одночасье» — и действительно, не прошло и часа, как лодка и оба мертвеца превратились в пепел. Над останками был насыпан холм, и сверху поставили столб из белого тополя с именем покойного и именем царя руссов». Об этом же обычае самосожжения вдов у славян говорит Н. М. Карамзин (1766-1826) в «Истории государства Российского». «Славянки не хотели переживать мертвых мужей и добровольно сжигались на костре с их трупами. Вдова живая бесчестила семейство». Христианство выступило против сожжения умерших по римскому обычаю и курганных захоронений и восприняло древнеиудейский обычай погребения — предание земле. Впервые на Руси по этому обряду был похоронен княгиней Ольгой, принявшей христианство, ее муж — князь Игорь. «Приде ко гробу его и плакася по мужу своем и повеле людям съсути (т. е. насыпать) могилу велику и повеле тризну творити». (Лаврентьевская летопись) [1].

Само словосочетание «потусторонний мир» отражает представление о противоположном береге. Одним из обозначений смерти в Древнем Египте было выражение «отплыть к другому берегу», отражавшее реально существовавшее положение вещей: жилые кварталы египетских городов находились на восточном берегу Нила, а на западном берегу хоронили мертвых. В шумерских хозяйственных текстах XXIV века из Лагаша кладбище называется «берег Гильгамеша». «Воды смерти», которые нужно было преодолеть Гильгамешу в своем путешествии в поисках рецепта бессмертия, можно было переплыть только на ладье перевозчика Ур-шанаби, имевшей вид змеи. В вавилонской мифологии горой праведных решений называлось место суда в мире мертвых на берегу реки Хабур.

Шумерский ад напоминает древнегреческий Аид и Шеол древних евреев. Страну умерших шумеры называли Кур. Лингвистический анализ слова «кур», первоначально значившего «гора», показал, что это слово с течением времени приобрело более общее значение — «чужая страна».

Подобно тому, как в Аид можно было проникнуть, лишь переплыв реку Стикс, так путь в Кур преграждала река, «поглощающая людей». Для переправы существовали лодка и перевозчик, «человек лодки», удивительно напоминающий греческого Харона. Суровы и непреложны законы страны смерти: тот, кто там оказался, не может покинуть Кур. Единственное спасение — найти себе замену [2].

О местонахождении подземного царства (шумер. Кур, Кигаль, Эден, Иригаль, Арали, вторичное название — кур-нуги, «страна без возврата»; аккадские параллели к этим терминам — эрцету, церу) чёткого представления нет. Туда не только спускаются, но и «проваливаются»; границей подземного царства служит подземная река, через которую переправляет перевозчик. Попадающие в преисподнюю проходят через семь ворот подземного мира, где их встречает главный привратник Нети. Участь мёртвых под землёй тяжела. Хлеб их горек (иногда это нечистоты), вода солона (питьём могут служить и помои). Подземный мир тёмен, полон пыли, его обитатели, «как птицы, одеты одеждою крыльев». Представления о «ниве душ» нет, как нет и сведений о суде мёртвых, где судили бы по поведению в жизни и по правилам морали. Сносной жизни (чистой питьевой воды, покоя) удостаиваются души, по которым был исполнен погребальный обряд и принесены жертвы, а также павшие в бою и многодетные. Судьи подземного мира, ануннаки, сидящие перед Эрешкигаль, владычицей подземного царства, выносят только смертные приговоры. Имена мёртвых заносит в свою таблицу женщина-писец подземного царства Гештинанна (у аккадцев — Белетцери). В числе предков — жителей подземного мира — многие легендарные герои и исторические деятели, например Гильгамеш, бог Сумукан, основатель III династии Ура Ур-Намму. Непогребённые души мёртвых возвращаются на землю и приносят беду, погребённые переправляются через «реку, которая отделяет от людей» и является границей между миром живых и миром мёртвых. Реку пересекает лодка с перевозчиком подземного мира Ур-Шанаби или демоном Хумут-Табалом. В тексте «Гильгамеш, Энкиду и подземный мир» говорится, что некие события происходили в то время, «когда небеса отделились от земли, когда ан забрал себе небо, а Энлиль землю, когда Эрешкигаль подарили Куру» [3].

Греческий Харон  — аналог шумерского Ур-Шанаби, провожавшего умершего в последний путь (аккад. harrânu  «путь, дорога», harâru «копать, рыть, выдолбить»). Харон — куръер между миром живых и мертвых.

Один из типов шумерской лодки — magilum [wr. ĝešma2-gi4-lumĝešma2-gi-lumĝešma2-gi-la2 "a boat" Akk. magillu "type of boat, barge"]Тело умершего опускали в лодку (magillu) и Харон отплывал с ним в последний путь (аккад. harrânu «путь, дорога»). Похороны.

Калинов мост — мост через реку Смородину в русских сказках и былинах, соединяющий мир живых и мир мёртвых. Мост, являющийся границей, последним рубежом, перед царством Мораны, охраняется Трёхглавым Змеем. Именно по этому мосту души переходят в царство мёртвых. И именно здесь герои (витязи, богатыри) сдерживают угрожающие добру силы зла (в лице различных змеев). В финской мифологии загробный мир Маналу отделяет от земли живых Манала-река, протекающая в глубоком ущелье. В карело-финских рунах Вейнямёйнена в Маналу-Туонелу перевозит на лодке дева Маналы. [4] 

В скандинавском мифологическом эпосе (песни о богах «Старшей Эдды») путь на север от обитаемой земли приводит в горы и к холодному морю, где живут демонические антагонисты богов ётуны — инеистые великаны. «Младшая Эдда» повествует, как cын Одина Хермод, отправленный для вызволения своего брата Бальдра от великанши Хель, хозяйки страны мёртвых, девять ночей скакал верхом по глубоким и тёмным ущельям и ничего не видел, пока не достиг моста через реку, где должен был ответить на вопросы девы, охранявшей мост; затем Хермод направился по дороге в Хель, которaя шла вниз и к северу.

У врат скандинавского царства мертвых Хель течет река Гьёлль, мост через которую охраняет дева Модгуг.

Калинов мост — мост через реку Гьелль (Смородину в славянском эпосе) в царство мертвых Хель. Смородина — река мертвых (от слова смерть), отделяющая царство мертвых от царства живых. Созвучие славянского Калинова моста с названиями Гьелль и Хель не вызывает сомнения. Весьма вероятно, что легенда о Калиновом мосте и реке Смородине появилась во времена варяжско-скандинавской экспансии в конце первого тысячелетия и основания Смоленска (Гнездово городище).

В кельтском эпосе герой Кухулин отправляется в далёкое странствие на север, и, минуя опасные горы, долины и страшных зверей, через «Мост Лезвия» проникает на далёкий остров к хозяйке иного мира Скатах, от которой получает секреты боевого искусства и пророчество о своей судьбе. Лезвие — острый край режущего или рубящего орудия. Греч. κολούω — обрубать, подрезывать, обрывать; русск. колоть. Обрубаются, обрываются все нити, связывающие умершего с миром живых.

В египетской мифологии Анубис — бог-покровитель умерших; хранитель ядов и лекарств. Изображался в виде лежащего шакала черного цвета. Или дикой собаки Саб, живущей в пустыне. Или чёрного охотничьего пса с пушистым хвостом. Или в виде человека с головой шакала или собаки. Сведения о сжирающих трупы шакалах стали причиной того, чтобы считать представителей семейства собачьих символическими животными смерти и проводниками в нижний мир. Анубис часто держит в руке иероглиф «анк» («жизнь»). Этот божественный охранитель пути в царство мертвых изображается черным, т. е. имеет окраску священной смолы для бальзамирования, которая символизирует веру в продолжение жизни в потустороннем мире. Первоначально Анубис — бог смерти в Тинитском и Кинопольском номах (областях). Центром культа Анубиса на протяжении всей истории Древнего Египта был город Касса, столица 17 верхнеегипетского нома (греческое название города — Кинополь, то есть «город собаки»), однако его почитание очень рано распространилось по всему Египту.

Кали (санскр. Kālī «чёрная») — тёмная и яростная ипостась Парвати, тёмная Шакти и разрушительный аспект Шивы. Богиня-мать, символ разрушения. Кали разрушает невежество, поддерживает мировой порядок, благословляет и освобождает тех, кто стремится познать Бога. В Ведах её имя связано с Агни, богом огня. «Калика-Пурана» гласит: «Кали — освободительница, защищающая тех, кто её знает. Она ужасная Разрушительница времени, тёмная Шакти Шивы. Этимология имени связана с понятиями «время» и «чёрный». Имя Кали впервые встречается в Ригведе. Также известна как Каликамата («чёрная земная мать»), Каларати («чёрная ночь»), среди тамилов — как Коттравей.

Яма в ведийской мифологии — бог смерти, бывший прежде первым человеком, вкусившим смерть, возглавившим царство мертвых; в индуистской мифологии – один из хранителей мира (локапалы), ответственный за юг — страну умерших (согласно еще ведийским представлениям). Упоминания о Яме содержатся в поздних гимнах Ригведы, прежде всего в том из них, где описывается несостоявшийся инцест, когда его сестра Ями пыталась склонить его к любовному соединению и была отвергнута им по нравственным соображениям. Согласно большинству ученых, здесь следует видеть общечеловеческий миф о прародителях человечества (ближайшие аналоги – иранские брат и сестра Йима и Йимак, которые становятся прародителями людей), получивший на определенной стадии культуры негативную интерпретацию. В поздневедийской мифологии Яма, став царем мира, добивается признания своего божественного достоинства со стороны богов, которые в конце концов говорят о нем: «он стал таким, как мы». Яму, утвердившегося в царстве мертвых, сопровождают два четырехглазых пса, которые рыщут в мире людей, выискивая для него добычу. В эпической мифологии образ Ямы конкретизируется: он восседает на троне в нижнем мире, в своей «резиденции» Ямапуре, и когда к нему приходит очередной смертный, его писец Читрагупта сообщает ему обо всех делах, совершенных умершим на земле. После этого Яма определяет, куда направить новоприбывшего – в блаженные обители предков или в один из адов (число которых варьирует от 3 до 21) либо вновь на землю для дальнейшего перевоплощения согласно закону кармы. В качестве судьи людей Яма идентифицируется как Дхарма — персонификация дхармического закона; другие его «ипостаси» – Мритью («Смерть»), Антака («Тот, кто кладет конец»), Кала («Время»). Изображается Яма одетым в красную одежду, его ездовым животным (вахана) считается черный буйвол, оружием — дубинка и петля, посредством которой он извлекает душу из умершего. В пуранах предлагаются различные фантазии на тему его семейных связей (он — сын Вивасвата и Саранью, брат Ями и прародителя людей Ману) и установления в должности царя мертвых — согласно одной из них, таковым он стал вследствие проклятия своей мачехи, уступив царство живых людей своему брату Ману.

Аид в древнегреческой мифологии — бог подземного царства мёртвых и название самого царства мёртвых, вход в которое, согласно Гомеру и другим источникам, находится где-то «на крайнем западе, за рекой Океан, омывающей землю». По Гомеру, Аид сам стережёт своё царство. В жертву Аиду приносили чёрных быков.

© TrueView

Subscribe

  • И как это объяснить?

    Россия — огромная страна и статистика в ней огромна... Статистика вакцинации от коронавируса в России! На сегодня (16.10.21): 50 469 772…

  • Катастрофа все ближе! Скоро миллион!

    Прошло 3-4 месяца и мой прогноз на основе инсоляционной гипотезы сбылся неделя в неделю, день в день. Но никто так и не прислушался.…

  • Пирог

    М. Фасмер: пирог От праслав., от кот. в числе прочего произошли: русск. пирог, укр. пирíг (род. п. -ога́), белор. пiро́г, чешск.,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments