TrueView (trueview) wrote,
TrueView
trueview

Categories:

Макошь

Кипр — третий по величине остров Средиземноморья. В деревнях на острове и по сей день бережно хранят старинные обычаи и традиции. Девушки плетут изумительные по красоте кружева, изделия гончаров удивляют своими причудливыми формами. И сейчас слышен стук ткацких станков, на которых производят превосходные ткани ручной работы.

Какое слово чаще всего используется при описании работы ткацкого станка? Стук... Стучит ткацкий станок.


Ткачество кардинальным образом изменило жизнь и облик человека. Вместо звериных шкур люди облачились в одежду, сшитую из льняных, шерстяных или хлопчатых тканей. Примерно 10000 лет назад, в эпоху неолита, на древнем Ближнем Востоке были одомашнены козы и овцы. С тех пор их шерсть стала основным сырьём для ткацкого производства на всей территории Двуречья. До нас дошли десятки терминов для обозначения различных видов шерстяных тканей, относящихся к их качеству или внешнему виду.

Лён, хотя и был известен, но в Нижней Месопотамии рос плохо, и бо́льшую часть полотна приходилось ввозить с севера или даже из других стран (например, из Египта). Поэтому льняная одежда была роскошью. Только царь и священнослужители могли позволить себе носить одеяния из полотна.

Основными производителями шерсти и льна были храмы, располагавшие обширными полями и пастбищами. Частные лица получали шерсть и лён либо от храмов или царского двора в виде «кормления» и «содержания», либо покупали на рынке, так как не имели возможности разводить овец и сеять лён на своих небольших участках. Ткацкое искусство развивалось в Шумере довольно быстро — уже в конце III тысячелетия до н.э. архивы упоминают о ткачах.

В шумерском языке существует несколько глаголов, которые в переводе на русский означают «ткать»: sag [sag3; sag2 "to strike, beat; weave" Akk. mahāşu], tu [tu14 "to beat; to weave" Akk. mahāşu; ţurru], tuku [tuku5 "to beat, strike of cloth; to weave" Akk. mahāşu]  — «бить, ткать, плести». Все три глагола одновременно имеют значения бить и ткать; шумерские глаголы tu, tuku «бить, ткать, плести» — когнаты русских глаголов: стучать, стукнуть, т(у)кать, тукнуть, ткнуть, тюкнуть. Аналогично обстоит дело в др.-греческом языке: глагол ξαίνω «(о шерсти) чесать, расчесывать; ткать; молотить; бить, колотить» одновремнно означает бить и ткать. В азербайджанском tik —  «ткать или строить», а tük — «волос или шерсть», лат. texo — «ткать, плести, сплетать, вить, строить», шумерск. tug —  «текстиль, ткань, одежда».

Как и шумеров, на Руси также были свои ткачи. Со своей богиней.

Богиня Мокошь (Макошь) в восточнославянской мифологии — единственное женское божество, идол которого стоял в воздвигнутом князем Владимиром киевском капище наравне с кумирами других богов. При перечислении кумиров богов Киевской Руси в «Повести временных лет» Мокошь замыкает список, начинающийся с Перуна. Имя Мокоши М. Фасмер связывает с «мокнуть»; в то же время, В. В. Иванов и В. Н. Топоров предлагают и другую трактовку — от *mokos, «прядение». Связь Мокоши с прядением и ткачеством явственно прослеживается в народных обрядах и поверьях: запрещалось оставлять кудель, а то «Мокоша опрядет», прясть и ткать в святой день Мокоши — пятницу (по украинским поверьям, унаследовавшая многое от образа Мокоши мифологическая Пятница ходит «исколотая иглами и изверченная веретёнами», потому что нечестивые женщины шьют и прядут в посвященный ей день). Мокошь описывалась как длиннорукая женщина, прядущая по ночам в избе. В жертву Мокоши-Пятнице приносили пряжу, кудель, сбрасывая ее в колодец (этот обряд носил название «мокриды», возможно, связанное с именем Мокоши через корень мок(р)-). Всё это позволяет некоторым исследователям интерпретировать Мокошь как покровительницу ремёсел. Связь с прядением дала повод для поиска параллелей с греческими мойрами и скандинавскими норнами, прядущими нити жизни.

По мнению Б. А. Рыбакова, Мокошь была едва ли не центральной фигурой «народного» культа дохристианской Руси, в отличие от «дружинного» культа Перуна. Особой популярностью культ Мокоши пользовался у женщин. Б. А. Рыбаков в «Язычестве древних славян» объясняет Мокошь (он использует написание «Макошь») как богиню судьбы, удачи или богиню плодородия и благоденствия (по его толкованию, «Макошь» — производное от ма-, «мать», и кош — «жребий» или «корзина для зерна»). В. В. Иванов и В. Н. Топоров выдвинули предположение, согласно которому Мокошь почиталась как жена громовержца (Перуна) и играла одну из важнейших ролей в основном мифе, будучи похищенной противником громовержца или добровольно ему отдавшейся (в отличие от Перуна и Велеса, имя женского персонажа реконструируемого мифа — похищенной жены или жены-изменницы — точно не известно: в разных изложениях легенды она фигурирует под разными именами).

Макошь упоминается автором «Повести временных лет» (начало XII в.) под 980 г. в составе так называемого пантеона Владимира. Имя ее входит почти во все поучения против язычества XI—XIV вв. Известны этнографические записи XIX в. на русском Севере о вере в Макошь (Мокошь, Макешь, Мокуша, Макуша). За пределами восточных славян о Макоши достоверных данных нет.

Не ясна не только этимология имени Макоши, но даже его орфография. Принимая часто встречающуюся в источниках форму Мокошь, это слово связывали с глаголом «мокнуть» или же с финским племенным названием «мокша», хотя у самой мордвы-мокши такого божества нет. Что же касается формы написания имени богини, то и в письменных источниках, и в этнографических записях встречаются два варианта: Мокошь и Макошь. Составитель Пискаревского летописца дает сразу обе формы: «...Макош или Мокош». В. И. Даль приводит пословицу, из которой явствует акающее произношение: «Бог не Макеш — чем-нибудь да потешит». Условно я буду употреблять эту, акающую, форму — Макошь, хотя она и не господствует в источниках.

Отношение исследователей к этому женскому божеству весьма различно. Одни просто уклонились от каких бы то ни было пояснений. Другие считали его близким восточной Астарте или греческой Афродите. Е. В.Аничков, опираясь на то, что в исповедальных вопросах «Мокушь» приравнена к знахарке, писал о «гадательном характере» богини, что, как увидим далее, ведет поиск по правильному пути. Н. М. Гальковский полагал, что Макошь — нечто вроде русалки, «дух умершего, скорее обитавший в воде, чем на суше»; впрочем, он оговорился, что «после всех толкований слово Мокошь остается темным и необъяснимым». [1]

Кая мне кажется, В. В. Иванов и В. Н. Топоров предложили наиболее реалистичную версию имени богини Мокошь, предложив слово *mokos, «прядение». Попытаюсь их продолжить.

В шумерском языке глаголам tu, tuku, sag в значением «бить» в аккадском языке соответствует глагол mahāşu «бить». Имя Макошь вполне может быть образовано от аккадского глагола. Многим из нас знаком галагол махаться в значении биться. Вместо биться мы часто говорим драться, или махаться, или давать жару, или лупится, или мочиться... Др.-греч. μάχη, дор. μάχα  — «бой, сражение, битва; драка», μάχομαι — «бороться, сражаться, биться», μαστίζω — «бить кнутом, хлестать, стегать».

В крестьянском хозяйстве лён играл исключительную роль. «Лён вымотает — лён и озолотит» — так гласит древняя русская пословица. Из этого растения делали одежду, неводы, паруса для лодок и другие полезные вещи. Белизна льняной ткани позволяла крестьянам выглядеть торжественно на любом празднике. Технологии выращивания и обработки льна с течением времени практически не изменялись. Куделя — вычесанный и перевязанный пучек льну, пеньки, изготовленный для пряжи. Кудельница — прялья, пряха, прилежная работница. Куделить — теребить или трепать, дергать, мохрить.

Трепание — один из важных процессов обработки льна. Уже измятый лен необходимо очистить от остатков кострики (одревесневших частей стеблей). Левой рукой женщины держали повесмо (горсть) на весу, правой били по нему тонким ребром деревянного инструмента, который назывался трепало. Трепало для женщины то же, что топор для мужчины. Недаром существовала пословица: «смотри молодца из бани, девицу — из трепальни». Трепание — тяжелая и грязная работа. За день трепки стены и окна покрывались серой льняной пылью, а женщины закрывали свои лица платками. Чтобы сделать эту работу более приятной, не такой скучной и монотонной, женщины деревни собирались вместе. Пустой хлев, баня, нежилая изба — всё подходило для такой работы. Во время трепания пели, сочиняли частушки, подшучивали друг над другом, смеялись, делились новостями. В день «Льняницы» устраивали льняные смотрины — выносили вытрепанный лен на показ: у кого лучше. В общении работа спорилась, трудности и горести казались не такими страшными.

Пятница — пятый день недели — святой день Мокоши. Созвучие греческих слов πηνῖτις «пряха» и πέντε «пять» породило эту связь. Др.-русск. пятъкъ, ст.-слав. пѩтъкъ  «пятница», греч. παρασκευή «пятница» созвучно гл. прясть (*predti). В православной традиции особо почитается великомученица Параскева Пятница. По преданию родители Параскевы назвали ее в честь пятницы — дня распятия Господня. Святая Параскева была замучена во время гонений на христиан, инициированых императором Диоклетианом. У славянских народов образ святой Параскевы Пятницы слился с образом языческой богини Пятницы, покровительницы плодородия, женского рукоделия и домашних животных. Не в последнюю очередь поэтому Параскева Пятница считается небесной покровительницей домашнего скота, а также ткачей и прях (из уважения к святой Пятнице женщины на Руси старались по пятницам не прясть и не ткать).

В вологодских говорах карта — это вытканный на половике узор, а в санскрите kart — «прясть, отсекать, отделять». Аккадский глагол parâsu «отделять, разделить, отпороть, отъединить, (от)резать»  имеет почти такие же значения, как и санскр. kart.

Прясть <
аккадск. parâsu «отделять, отъединить». В древности процесс прядения выглядел так: куделька прикалывалась к прялке с помощью железной спицы, и женщины, отделяя от кудели маленькие пучки и скручивая их, наматывали на веретено. Вроде и не хитро, а, поди, попробуй!

Энки, шумерский бог мудрости, «создал нить», усовершенствовал «ремесло женщины», поручив его богине ткачества Утту. По Плинию Младшему, ассирийцы приписывали честь открытия ткачества царице Семирамиде, жене царя Нина, основателя Ассирии. Сам Плиний считал, что это открытие принадлежит египтянам. Греки полагали, что ткачеству людей научила богиня Афина, римляне — Минерва. Мусульмане думали, что это сделал внук Ноя, одного из персонажей Ветхого Завета и корана, инки — Мама Окло, жена Манко Копака, первого их полулегендарного правителя.

В Древнем Египте богиню ткачества звали Таит. Она покровительствовала ткачам, охраняла одежды богов (их статуй в храмах), царей и мертвых. Хедихати (др.-егип. «дающее полотно»), бог ткачества, связан с культом мертвых как покровитель изготовления льняного полотна для пелен, необходимых в процессе мумификации. 

В греческой мифологии богиня Афина покровительствовала ремёслам и, в частности, ткачеству.

Чжи Нюй (букв. «ткачиха»), в древнекитайской мифологии дочь небесного правителя Тяньди, ассоциировавшаяся со звездой Ткачихи из созвездия Лиры. Первое упоминание о ней содержится в оде «Великий Восток» из «Шицзина» («Книги песен», XI—VII столетия до нашей эры). Предания о Чжи Нюй, впервые зафиксированные в сочинениях третьего столетия нашей эры, бытуют в народе и по сей день. Основное содержание древнейших версий сводится к следующему: Чжи Нюй трудилась круглый год в небесном дворце и ткала из облаков небесную парчу. Отец пожалел ее и выдал замуж за Ню Лана (Волопаса), который ассоциировался со звездой Пастуха из созвездия Орла.

После замужества Чжи Нюй перестала ткать. Тяньди рассердился, приказал ей вернуться в отчий дом и впредь разрешал видеться с мужем лишь раз в году — седьмого числа седьмой луны. Мужа ее он поселил на звездном небосводе на другом берегу Небесной реки (Тяньхэ), известной европейцам как Млечный Путь. В назначенный день со всего света слетались сороки и образовывали мост через Небесную реку из своих хвостов, где и встречались Чжи Нюй и Ню Лан. С древних времен седьмой день седьмой луны считался в Китае днем встречи влюбленных. В других версиях мифа этот сюжет разрабатывался в духе волшебной сказки. В поздней народной мифологии Чжи Нюй почиталась как богиня ткацкого искусства и покровительница ткачей. Образ Чжи Нюй чрезвычайно популярен в китайской литературе, особенно в поэзии. [2]

© TrueView


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

Recent Posts from This Journal